Tags: город

паволга

«Правильную идею эвакуации превратили в издевательство»

паволга

(no subject)

Ночной город, местечковый, маленький, где все свои на раёне: никто не знает, что в юности я шлялась с гопниками по подворотням, много чему научилась. Прежде всего - отношениям с местными. Наркотиков у нас не было, а пиво я не пила, поэтому шлялась как в экзотическом туре: глазея, сопровождая и хихикая. Самое страшное - это свист в спину позднему одиночке в подворотне. Научилась ругаться замысловатым матом и правильно спрашивать "Ты Ферзя знаешь?" Вернее, Ферзь и научил: местный авторитет, поразившийся моей придурковатости и доверчивости ночью в чужих дворах. Если что, сказал, просто говори - Ферзя знаешь? Тут все и отстанут. Однажды пригодилось, когда ко мне тянул руки мерзкий толстый мальчишка.

Ну а сюда, в какие-то грязные подворотни, старые дворы и полузаброшенный подъезд я приезжаю по ночам мыть рекламные машины. Свою тоже здесь мою. Они не спят всю ночь. Угощают меня кофе. Водили недавно под охраной в какой-то страшный туалет в соседний двор. Сегодня впервые посоветовались, какую машину брать. Читали мою книжку и даже поругались, кто ее замылил. Дали мне плед навсегда, когда было холодно. Слева старый низенький серый дворец с колоннами, сидит каменная жаба, на голове много-много монеток. За углом круглосуточный шашлык и лепешки. Пахнет костром. Я никогда не была здесь днем.
Мне часто снятся незнакомые города, живущие ночью, именно задник, закулисье, проходные дворы, задворки роскошных ресторанов, запертые на ночь отели, пустые темные улицы, одинокие тоскливые фонари, и та жизнь, которую все это не смущает: какие-то свои, местные, которые всё здесь, в этой темноте, знают.
Нравится
паволга

С Новым годом!

Сегодня было прелестная солнечная погода, в Москве тепло, красиво и ясно, зима куда-то делась, и почти весна.
Для меня год был счастливым. Я даже эти суматошные дни провела как никогда за последние годы, с людьми, с которыми мне по-настоящему хорошо. И никуда не спешила.
Это мой последний день уходящего года в России, завтра я почти сутки проведу в воздухе и приземлюсь далеко отсюда уже 31 декабря.
Я хочу поздравить вас всех с Новым годом. Желаю вам в новом году солнца, чистого неба, счастья и чего-то очень настоящего, хорошего, по чему мы все очень соскучились.

машина_декабрь
паволга

(no subject)

Навеяло многочасовой поездкой по городу. Буду ворчать.

По моим наблюдениям, процентов 15 времени от скорости потока занимают следующие категории граждан:
психи, не могущие терпеть совсем-совсем бурю эмоций в их душе, возникающую при виде недостаточно, на их взгляд, быстро едущего автомобиля. Вот я еду со скоростью потока, но Васе на хюндаее, бмв или убитой девятке надо быстрее. Раздражение в его душе достигает апогея, перенести его он не в силах. Я вижу, как он втискивается в узенькую дырочку, нарушая боковую дистанцию, как он высовывается то справа сзади от меня, то слева, силясь обогнать - ведь впереди меня есть метра три-четыре, как он победно прорывается по обочине, прибавляя газку и тут же упирается в стоящий на остановке троллейбус. Почему Вася не способен видеть троллейбус, просчитывать движение хотя бы на три шага, мне неведомо. Но таких Вась много. Потом Вася будет, не давая себе труд включить поворотник, выбираться из-под флегматичного троллейбуса, матерясь и обзывая всех мимо едущих козлами: пропустите Васю, не видите что ли, дураки, что Вася торопится?

Вторая категория - с предпринимательской, очевидно, жилкой. Таких ужасно много. Рядность они не соблюдают, а нафига? Ведь надо знать, который ряд едет лучше, угадать заранее, и поэтому им приходится ехать не по центру ряда, а как бы свесившись из него вправо или влево. Как только им кажется, что соседний ряд движется быстрее, они окончательно свешиваются на соседа, выжимая его с полосы. Наблюдаю много раз в течение дня: желтая машинка из правого ряда, жалобно мигая поворотником, перестраивается в соседний, левее. Из левого же красная машинка, окончательно выжав соседа с полосы, перестраивается в правый. Какое-то время счастливчики едут паралелльно. Потом им мерещится, что соседям лучше. Трюк повторяется. Я еду, к примеру, по Вернадского, и наблюдаю эти игры три-четыре светофорных пролета. Каждый раз, пропуская предприимчивого водителя, его ряд притормаживает, чтобы его выпустить, соседний - чтобы впустить. И таким образом поток замедляется.

И третье.

Люди, умудряющиеся попасть в ДТП в стоячей (!) пробке - возможно, это те из нас, которым так смертельно скучно наедине с самими собой, что при малейшей остановке машины они тянутся к телефону. Поверните голову вправо и влево в медленном потоке: вы увидите людей, смотрящих в телефоны, набирающих смс, набивающих статусы в фб. Они не стоят в глухой пробке, они медленно едут. Бам - ударился в бампер. Встали. Два часа имеет город многокилометровую пробку только потому, что кому-то из нас в этот момент приспичило убрать внимание с дороги и дистанции на то, не поставил ли нам лайк Вася, которого все никак не выпустят из-под троллейбуса.
паволга

(no subject)

Пожалуйста, будьте осторожнее на дорогах, и, товарищи пешеходы, наклейте на себя отражающую ленту: я собираюсь это сделать, но пока не соображу, где ее взять. Никого из нас, пешеходов, в нашем климате в это время года после захода солнца на дороге не видно.
черешня

(no subject)

Одно из самых лучших воспоминаний в жизни: вчера в Глинищевском переулке в полночь я ставила машину, собиралась в книжный, вдыхала теплый не по сезону воздух, и вдруг увидела юношу, быстро шедшего со стороны Б Дмитровки к Тверской. Он был стильно пострижен, хорошо одет и в шаг себе громко декламировал Ахматову:

Божий Ангел, зимним утром
Тайно обручивший нас,
С нашей жизни беспечальной
Глаз не сводит потемневших.
Оттого мы любим небо,
Тонкий воздух, свежий ветер
И чернеющие ветки
За оградою чугунной.
Оттого мы любим строгий,
Многоводный, темный город,
И разлуки наши любим,
И часы недолгих встреч.
Я люблю этот город за это. Хотя стихи не ему, другому.
черешня

Крымская набережная

Оригинал взят у varlamovru в Крымская набережная


Вчера открыли после реконструкции Крымскую набережную. Она стала полностью пешеходной! Вообще, это самый крутой проект преобразования общественных пространств, который когда-либо делался в Москве. Во-первых, у автомобилистов забрали широченную дорогу и полностью отдали ее пешеходам. Во-вторых, перед тем, как что-то делать, пригласили архитекторов, сделали проект и только после этого начали строить. В общем, для Москвы и России уникальный случай. Обычно, максимум на что хватало московские власти - это плохо замостить все плиткой и расставить лавочки кое-как. Здесь же мы видим очень правильный подход, с которого надо брать пример всем другим российским городам.

Ну и нельзя не отметить качество самого проекта. Раньше мы могли только рассматривать картинки европейских и американских общественных пространств. Теперь такое место появилось в Москве. Осталось еще Петра-1 снести и ЦДХ реконструировать.

Collapse )
черешня

Разговоры за рулем

Вот что я имею в виду, когда осуждаю тех, кто говорит за рулем по телефону. Все равно, по громкой связи или держа телефон возле уха -

если бы вы ходили на контраварийку, так, как хожу на нее я, вы бы узнали и почувствовали на себе и своей машине, что любая потенциально аварийная ситуация складывается из определенного количества рефлексов вашего тела, и такие спецкурсы как раз направлены на то, чтобы обучить вас подавлять эти рефлексы, вырабатывая вместо них другие.
Один из таких рефлексов заключается в том, что бессознательно и незаметно для самих себя вы поворачиваете руль туда, куда идет ваш взгляд. Именно потому на прошлом занятии Миша Горбачев заставлял меня быстро поворачивать голову в сторону ворот, куда должна была на высокой скорости на мокрой дороге вписаться моя машина. Первые полгода он обучал меня осторожности и безопасности, сейчас тема - управление машиной на скорости и при потере управления.

Понятно, что самый главный ваш инструмент на дороге - это внимание. Как сказал один мой знакомый гонщик, бойся не высокой скорости, бойся потери внимания.

Так вот, дорогие мои мамы маленьких детей, хватающие телефон при звонке ребенка, и прочие самоуверенные водители. Когда вы отвечаете на телефонный звонок за рулем любым способом, ваше внимание уходит с дороги от слова совсем. Обратите внимание, куда направлен взгляд говорящего по телефону человека. Обратили? Правильно - в никуда. Он блуждает.
Точно так же начинает по полосе блуждать ваша машина. Остатков концентрации хватает только на то, чтобы видеть ситуацию прямо перед капотом. Вы перестаете предвидеть ситуацию на семь шагов вперед (если вы вообще умеете это делать), периферийное зрение, отвечающее за боковую безопасность, схлопывается, ноги и руки совершают хаотичные движения, реакция на что угодно происходит с опозданием на несколько секунд.

Знаете, у меня уже большая дочка, но, если бы она была маленькой и я бы за нее тревожилась, я бы понимала одну простую вещь - живая и здоровая мама ей нужна гораздо больше, чем мама, мгновенно схватившая трубку, и в следующий момент улетевшая с дороги.

Я сейчас умалчиваю о том, как мотает по полосе автомобиль с говорящей головой за рулем. Как вынуждены от него уворачиваться окружающие. В следующий раз, увидев машину, совершающие резкие или плавные, но ничем не обоснованные полуперестроения, не обозначенные поворотником, будьте уверены - за рулем человек с трубкой возле уха или в наушниках хэндс фри, так и не понявший, что машина средство повышенной опасности.

И да, я считаю, что разговор по телефону за рулем лишает вас концентрации точно так же, как алкоголь. Если вы улетите в аварию в одиночку, это проблема вас и ваших близких. Но обычно алкоголики прихватывают с собой еще пару невинных.

o-PEACHES-GELDOF-DROPS-BABY-570
черешня

Что на самом деле происходит в стране

Вчера я была на митинге в поддержку Навального и меня провели в бэкстейдж - это за сценой, где все готовится и организуется.

Никогда я не была в таких пространствах и ожидала увидеть агрессивный и испуганный хаос - все бегают с безумными глазами и суетятся, орут друг на друга и выясняют, почему не подвезли салфеток и винограду артистам. Я сама готовилась включиться в этот хаос и тоже бегать и добывать салфетки.

Но реальность оказалась другой. Там было тихо и был порядок, между этих белых шатров. Никто ни на кого не орал. Все тихонько переговаривались по рациям, у всех в ушах были воткнуты наушники. На месте были и салфетки и виноград. 90 процентов людей были младше 35 лет.

Я увидела, что нет никакого страха среди них, что нет ожидания, что кто-то придет и оценит их работу или отругает их за условный виноград, что люди совершенно спокойно и точно делают что-то свое. Я поприставала к окружающим с вопросом - чем я могу помочь, но все улыбались мне в ответ и говорили- если ты хочешь горячего кофе, то вон оно там, а если пирожков с мясом, то вон они здесь.

Мимо бродил Навальный под дождем в желтом дождевике, Парфенов смеялся о чем-то возле сцены, приехал Быков, гораздо более худой, молодой и загорелый, чем на своих фотографиях.

Я выбрала тогда носить горячий кофе тем, кто замерз - мальчику на площадке с камерой-краном, охране возле сцены (у меня был браслет-вездеход), какой-то французской журналистке за ограждениями принесла горячего шоколаду. Было мокро и холодно и при этом было безопасно и спокойно.

Спустя время моя приятельница подвела меня к молодому человеку, который стоял возле одного из шатров и представила - "Артем, - сказала она, - это и есть человек, который все это организовал". У Артема в ушах была такая же как у всех рация, выглядел он очень спокойным и на вид ему было не более тридцати лет.

Я во все глаза уставилась на него. Огромное мероприятие. Громадное. У меня в голове обычно такие масштабы не помещаются. А он, вместо того, чтобы биться во всевозможных орг-истериках, спокойно стоит. Я ему говорю- ох, спасибо вам, это потрясающе и получается - уже видно- что очень хорошо и славно и вы такой спокойный.

А он говорит- сейчас я вам кое-что покажу. Залезает правой рукой в левый  рукав ветровки, вытягивает оттуда еще один рукав от свитера и на моих глазах выжимает этот краешек рукава так, что на землю струйкой течет вода.
- Это я, в общем, волнуюсь, - говорит.

И уходит потом, улыбнувшись на прощание.

А подруга моя мне говорит с огромным уважением - "Понимаешь, он работает экономистом. Он ни фига не профи, не продюсер, никогда не был в этом бизнесе. Он взял отпуск и пришел волонтером в штаб. И стал впахивать. И сказал- даже если это все мероприятие грохнется, всю финансовую и моральную ответственность я беру на себя. И у него есть значок- "Я не за Навального, я просто здесь живу".

"И я сюда пришла, - говорит она, - потому что я не могу больше на это все смотреть и не хочу это все терпеть. Я делаю это для себя"  - а на ней была вся продюсерская часть концерта.

А я вдруг наконец-то поняла с ослепляющей ясностью, что это не конфликт поколений, у нас в стране и даже не политический. Ну или я не разбираюсь в названиях.

Это конфликт людей с внутренней самоцензурой и с внешней. И именно этот конфликт происходит в нашей стране.

Таких вот артемов, саш и наташ никто не воспитывал как "советских инженеров" или как "строителей коммунизма" - но они берут на себя гигантские объемы работы и ответственности. И берут не для того, чтоб их потом похвалили, наградили, или просто не ругали бы.

Внутри у них есть камертон, называйте это совестью, любовью к себе, достоинством, ответственностью, - который не позволяет давать вытирать о себя ноги. Который не позволяет рассчитывать на то, что есть васи, глаши и даши, которые сделают это за тебя. Я не знаю, как они такими получились, такие люди, ведь и Акунин такой, и Артем такой, и моя подруга такая.

Эта та самая горизонталь, о которой сегодня так точно написала Людмила Петрановская. Когда нет ожидания, что придет кто-то взрослый, а еще лучше - родитель, и наругает, или похвалит, но заодно и научит, и исправит, и защитит, и изменит.

Это душа, личность, наполненная чем-то иным, чем ожиданием оценки от кого бы то ни было - потому что такая оценка самого себя встроена внутри.

Самого главного, что всегда есть в нашей стране, не было вчера на задней площадке огромного политического концерта - не было страха.

И теперь, когда я вижу свиномордые лица за рулем дорогих машин, когда директор книжного магазина "Москва" подобострастно убирает тираж детской книги "Флаги мира" из продажи только потому что у одного из депутатов приключилась на эту тему истерика, когда я слышу, как многим таким артемам в эти дни отказывают взрослые важные дяденьки и тетеньки в площадках, оборудовании, поддержке, когда на выступление Навального в Сокольниках приезжает трясущийся, белый от страха префект округа, я понимаю, сколько в них страха, в этих людях. Как в детях, которых часто и жестоко наказывали и унижали.

Они боятся так, словно бы они боятся расстрела. Они такие толстые и оплывшие, предполагаю, потому, что все время едят от бессознательного ужаса. Им так мало денег, потому что им страшно. Все время страшно. Я предполагаю.

Но это совершенно не мое дело, что им. Я не знаю, куда они денутся потом, когда мир изменится окончательно. Я очень рада, что была вчера на концерте. Я совершенно не за Навального, хотя я его уважаю за большой труд и мужество  - но, в общем, на его месте мог бы быть кто-то другой.
Я, как вчера очень точно сказал Григорий Шалвович со сцены, просто жестко отношусь к режиму.
Я просто хотела бы быть рядом и вместе с такими, как Артем. Они для меня свои.